Топ букмекеров
1хСтавка
БингоБом
Леон
Винлайн
Лига Ставок

Дмитрий Губерниев: Мне неловко за то, что назвал Мартена Фуркада свиньей

Дмитрий Губерниев: Мне неловко за то, что назвал Мартена Фуркада свиньей

Накануне старта чемпионата мира по биатлону спортивный комментатор рассказал о кризисе в этом виде спорта, допинге, спорах о Сталине и своей популярности
Дмитрий Губерниев раскованно себя чувствует в мире шоу-бузнеса. Фото: Первый канал.Дмитрий Губерниев раскованно себя чувствует в мире шоу-бузнеса. Фото: Первый канал.

«Биатлон накрылся из-за меня»

— 26 гонок Кубка мира без побед. В виде спорта, который Россия привыкла считать своим. Что происходит?

— При всем моем уважении к чемпионам, биатлон в советские годы, помимо СССР, развивали еще две страны — Восточная Германия и Норвегия. И даже при наличии Западной Германии, Швеции, нескольких других стран конкуренция была в разы меньше. А с момента распада СССР у нас началась эра допинга. Я застал, к сожалению, те времена, хотя об этом узнал постфактум. Мы не хотели верить, что эта зараза проникла глубоко. И некоторые наши чемпионы, вместо того чтобы тренироваться, надеялись на помощь «чудодейственного эликсира». Мы проворонили момент, когда нам нужно было делать то, что мы делаем сейчас, — жесточайше бороться с этим злом.

— Но перед биатлонным чемпионатом мира как-то муторно и неприятно.

— Мы понимаем, насколько сложно будет на фоне роскошных французов, великолепных норвежцев, поднимающихся немцев и многих других сборных. Но я верю в тренерский гений Хованцева. В то, что тренеры женской команды Норицын и мужской Белозеров при подключении к ним Польховского подготовят команду к чемпионату. Не удивлюсь, если мы выступим не хуже, чем на прошлом чемпионате. Две-три медали — это нормальный для нас уровень.

— А по количеству отмазок, кажется, этот сезон — рекордсмен у нас. Мы слышим: снег не той жесткости, патроны не той системы…

— Вы забыли главную причину неудач — все накрылось потому, что биатлон комментирует Дмитрий Губерниев. Это я окружил спортсменов таким вниманием, что не выдерживают люди давления. Какие-то идиоты говорят, что мы ходим к кому-то по номерам, собираем интервью, ловим спортсменов, следим за ними…

«Не рассказывайте мне про гений Сталина»

— Такое ощущение, что вы специально провоцируете в соцсетях своих оппонентов. Зачем? Вам скучно?

— Иногда да. «Дмитрий, а зачем вы так общаетесь с вашими подписчиками?» Человек меня оскорбляет, я его посылаю… Послушайте, это моя площадка. Я мало этим занимаюсь — художник должен быть невосприимчив к ударам критики. Но это моя страничка, я не в эфире отвечаю.

— У вас там есть один внимательный читатель — экс-глава Союза биатлонистов России Александр Тихонов. Но не слишком ли сильными эпитетами награждаете четырехкратного олимпийского чемпиона?

Тихонов за что на меня обиделся? За то, что я поддерживаю Драчева (нынешний президент Союза биатлонистов России. — Ред.), мы и с тренерским штабом друзья. И тут ты начинаешь про тренеров! Да вы работали в эпоху абсолютного ЭПО (запрещенный препарат эритропоэтин. — Ред.). При вас жрали со страшной силой! И вы не били в набат! А мы сейчас это расхлебываем. И вы позволяете себе критиковать наших тренеров?! Да, тренеры заслуживают критики. Жесткой! Но давайте будем разделять величие спортсменов ХХ века и вот эту вакханалию ничего не делающих пенсионеров, которым то ли скучно, то ли есть проблемы душевного свойства.

— Ваша разжигающая цитата про Сталина: «Мне хочется спросить: а где он был в первые три дня войны?» Это тоже провокация?

— Это моя гражданская позиция.

— Вас удивило, сколько людей вас атаковало после этих слов?

— Да, меня удивило! Я ожидал несколько другого. И самый приятный звонок — директора музея «Дом на набережной». Она сказала: «Такого количества людей, которые просили передать вам спасибо и слова поддержки, еще не было». Родственники репрессированных, оставшиеся без родителей, которые приходили в этот самый дом.

И когда мне начинают рассказывать про гений Сталина, про то, что в первые несколько дней была интенсивная… Знаете что, расскажите об этом тем, кто в Киевском котле остался.

«Голос биатлона» старается поддерживать сборную России во все времена. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Сознательно закрыл тему личной жизни

— Вы говорили, что вы толстокожий человек и комментарии вас не пробивают. Но у вас есть родные, близкие.

— Они тоже живут в этом социуме, понимая, что это часть моей профессии. Если вы зайдете сейчас в Инстаграм к Криштиану Роналду, Хабибу, Ольге Бузовой, вы увидите не только поклонников, но и огромное количество хейтеров. Но я же отдаю себе отчет, что количество ненавистников прямо пропорционально уровню популярности.

— Восхищен, как вы свернули от темы родных. У меня такое впечатление, что вы сознательно закрыли эту часть своей жизни.

— Да, это сознательное решение. Что вы от меня хотите услышать? У меня все хорошо и в порядке. Есть любимая женщина, есть дети, родители. Все хорошо.

— Один из критериев популярности — пародии. На вас, кажется, делали уже все кто мог.

— Пародии — это блестяще, я каждый раз кайфую! Если их нет долго, расстраиваюсь и начинаю беспокоиться: что со мной стало не так? Была интересная история. В предновогодние дни у меня мама переключала ТВ, а потом набрала мне и говорит: «Я просто от тебя устала! По Первому — «Мульт личности» с тобой, по «России» — какой-то концерт ты ведешь, по «России-2» — новости в этот же момент читаешь, думала на «Культуре» отдохну, а там программа Швыдкого, где ты гость».

— Ваша любимая пародия?

— Прекрасная пародия была в «Большой разнице» после знаменитого перерыва матча «Спартак» — ЦСКА, когда «я» вязал шарфик «Анжи» и рассказывал, что инопланетяне среди нас. Очень тонко было сделано.

«Сочи — лучшее воспоминание»

— Лучшие ваши репортажи? Про что вы можете сказать: это было круто?

— Победа четверки парной в Афинах. Гребля — это как моя первая любовь. Победа Максима Опалева в Пекине — это было круто. Победа Ларисы Ильченко, нашей пловчихи в том же Пекине. Биатлонных побед не счесть. Победа Легкова на Олимпиаде. Победа наших девочек в Оберхофе, когда я просто плакал от счастья. За этот репортаж и дали ТЭФИ. Но Сочи — это мое лучшее воспоминание. Другой вопрос, что было потом…

— Все, что было потом с ВАДА? Ваше отношение к этому скандалу?

— Мы допинг ели? Ели! Программа государственная была? Нет! Мы после навязали борьбу допингу? Да. Мы победили? Да. Понесли наказание? Да. Вернулись чистые и честные. Что сейчас происходит? Не знаю. Я тоже хочу спросить, что было в Московской лаборатории, кто туда влезал? И было ли что-нибудь? Пока мы можем только руками разводить.

— А ваши провалы?

— Разные были моменты. Мне сейчас неловко за историю с Мартеном Фуркадом (Фуркад в разгар допинговых скандалов во время награждения ушел с подиума, не пожав руку сборной России. «Мартен, ты — свинья!» — прокомментировал Губерниев в репортаже. — Ред.). Сейчас у нас великолепные отношения, и я понимаю, что он имел в виду. Но поймите, тогда я впрягался даже не только за Логинова, а за страну в том числе. Это правда. Много было нюансов, и я тогда ответил жестко. А мы с ним потом помирились, сейчас он знает о моей поддержке. И теперь меня уже обвиняют в другом: как же так, называл его свиньей, а теперь ты с ним!

САМА СКРОМНОСТЬ

«Я могу быть таким, как Ургант, а он, как я, — нет»

— Вы в этом «бизнесе» спортивного комментатора сколько уже? Вам не надоело?

— Больше двадцати лет. И это частый вопрос, его обычно задают друзья артисты.

— Потому что все вас видели в Comedy Club. Все вас видели у Урганта. Вы можете успешно играть в этой лиге.

— И я играю. В советские годы комментаторы, не работавшие на футболе или хоккее, не были звездами первой величины. И второе, может, более ценное: спортивные комментаторы, включая Вадима Синявского, Николая Озерова, Котэ Махарадзе, Владимира Маслаченко, Нину Еремину, Анну Дмитриеву, никогда не работали на крупнейших площадках страны вне спорта. А я горжусь тем, что испытываю кайф, когда комментирую «Евровидение», веду огоньки, кремлевские концерты, пою в Большом театре. Мне это нравится. И пусть мне предъявляют, что раньше ты был спортивным комментатором, а стал шоуменом! Да я всю жизнь таким мечтал быть! Я всегда объясняю моим коллегам — футбольным комментаторам: ребята, мы должны конкурировать с Гариком Мартиросяном, Димой Нагиевым, Ваней Ургантом. У которых, замечательные рекламные контракты и прекрасные площадки. Но знаете, что интересно?

— Что?

— Я, как они, шоуменом быть могу. А они, как я, комментатором, нет. Потому что мы, комментаторы, живем в прямом эфире, для нас это драйв, а не стресс. Мне не надо прыгать с парашютом, чтобы растрясти гормональную систему.

Новости
Adblock
detector