Топ букмекеров
БингоБом
Леон
Винлайн
Лига Ставок
1хСтавка

Вратарь «Зенита» Михаил Кержаков: «Не пускаю родителей на стадион, говорю пока Саша играл, вы нервов на две жизни вперед потратили»

Вратарь «Зенита» Михаил Кержаков: «Не пускаю родителей на стадион, говорю пока Саша играл, вы нервов на две жизни вперед потратили»

Брат известного форварда Александра Кержакова в интервью «КП» рассказал о своей карьере в питерском «Зените»
Михаил Кержаков.Михаил Кержаков.

Футбольный путь Михаила Кержакова отличается от карьеры старшего брата также, как на поле отличаются задачи вратаря и нападающего. Александр Кержаков, первый голеадор отечественного футбола, уже в 19 лет сыграл на чемпионате мира, в 23 разменял вторую сотню голов. А Кержаков –младший, мелькнув юнцом в «Зените», на 7 лет отправился в странствия по арендам. Но и после возвращения в родной клуб оставался на вторых ролях. Кто-то говорил, что основным вратарем ему мешает стать нехватка надежности. Кто-то видел причины в невезении. Наконец осенью 2019-го время Михаила Кержакова в «Зените» наступило. Травма Андрея Лунева выдвинула на первые роли его сменщика, который оправдав доверие тренеров, в воротах задержался надолго. И в 33 года (столько Михаилу исполняется 28 января) впервые идет к выигрышу трофея в роли основного вратаря «Зенита».

При Луческу требовалось быть Пеле

— 2020-й год вы встретили первым номером «Зенита». Безоговорочно первым.

— Сразу внесу поправку – так нельзя говорить. Осенью у меня начался хороший отрезок, я сыграл 12 матчей подряд. Но называть себя безоговорочно первым номером неправильно. Даже просто говорить, что ты первый номер – некорректно и по отношению к другим вратарям неуважительно.

— Анализируя предыдущие сезоны в «Зените», вы говорили, что для большего доверия вам самому требовалось показать больше. Что в 2019-м году вы сделали лучше, чем раньше?

— Определяющим для меня был первый матч в чемпионате России. Настроя добавляла ошибка в кубковом матче с «Енисеем», с которым «Зенит» встречался за полторы недели до этого. После этого важно было сохранить уверенность, поэтому ту встречу с «Уралом» рассматривал для себя, как определяющую. Сыграть удалось нормально, «Зенит» выиграл.

Вратарь

— Что вам раньше не хватало?

— Помимо сказанного, сейчас мне дали возможность себя проявить вдолгую. При Андре Виллаш-Боаше я тоже играл, но тогда возникла своеобразная ситуация. Не хочется вспоминать .

— Давайте вспомню я. После нескольких победных для «Зенита» матчей Виллаш-Боаш сказал, что к вам претензий нет, но дальше играть будет Лодыгин. Тренерский штаб решил его поддержать. А в следующем сезоне, уже при Мирче Луческу, вы тоже играли, но потом вернулись в запас.

— Там была другая ситуация. Мистер от всей команды требовал надежного контроля мяча. Вратарей это касалось в той же мере, что и полевых футболистов. Я так играть не привык, поэтому на поле выходил с повышенным волнением. Не хватало уверенности и это мешало.

— В других командах от вас так играть не требовали?

— Нет. Наоборот. Акцент был на простоту и надежность. А когда занимался в футбольной школе ( СДЮСШОР «Зенит») , тогда еще критерий качества игры ногами заключался в дальности выноса. Кто дальше выбивает, тот лучше игрой ногами и владеет.

— Какое задание Луческу было самым сложным?

— На удержание мяча. У меня порой голова раскалывалась! С мячом требовалось обращаться как Пеле. На тренировках у Мистера было задание: вратарь, четыре защитника и опорник против пятерки прессингующих. Так как мы в большинстве за счет вратаря, требовалось удерживать мяч.

Мирче Луческу проработал в

— Казалось, Луческу хотел невозможного. «Зенит» — не «Шахтер», а тот состав сине-бело-голубых – не бразильцы. Луческу требовал от зенитовцев футбола, в который они не играли никогда.

— Здесь я на стороне Мирчи. Он имел основания требовать этого. «Зенит» — всегда фаворит, ставит максимальные задачи, располагает сильными футболистами. Пример в защиту Луческу – Андрюха Лунев. Он же заиграл при Мистере, который требовал хорошего владения ногами. Значит, дело было в нас, а не в Луческу.

Замешательство Сантоса и фейковый Кержаков

— Румын – полиглот. В языках при общении с игроками путался?

— Да, иногда случалось. Запал эпизод на тренировке – Мирча кричит на итальянском Роберту Маку, а тот стоит в замешательстве, не понимает. Луческу спрашивает: «Мак, дую спик инглишь»? Роберт оживился, отвечает «Ес». И тогда Мистер выдает на русском: «шире»! (Смеется) Все сразу полегли.

— Кто из иностранных футболистов «Зенита», кроме Ивановича, лучше всех освоил русский?

— Сейчас не назову тех, кто говорит уверенно. Только если отдельные фразы и подсказки. А Иванович же — серб, у него даже акцент очень легкий. Их язык очень похож на русский. Когда они втроем (Иванович, Мевля и Джорджевич ) собирались и говорили на сербском, я всегда понимал о чем речь. Из других – отлично говорил на русском Данни, хорошо говорил Нико Ломбертс. На мой взгляд, это не от национальности, а от желания человека зависит. Если захочет – выучит.

Защитник

— Казусы из-за невладения нашим языком случаются?

— Первое время после перехода в «Зенит» Дуглас Сантос оказывался в замешательстве. Он же играл в Германии, а там звук «я» означает «да. Когда вратари кричали «я», Сантос мог подумать, что это ему командуют, и тоже шел на мяч. Но эти недопонимания давно в прошлом. Основные подсказки все иностранцы понимают.

— Вернемся в сегодняшний день. Что вы прекратили делать, когда стали играть за «Зенит» постоянно?

— Читать о себе СМИ. Не читаю теперь ничего.

— Разве реально полностью отгородить себя от публикаций?

— Я смог. Несколько раз присылали ссылки на какие-то статьи, но я их удалял, не открывая.

— Когда к этому пришли?

— Постепенно, в последние годы. Убедился, что активно интересоваться публикациями о себе, — это распыляет энергию, мешает концентрироваться на главном. До 30 лет я читал о себе почти все. Не только статьи, еще и комментарии под ними.

— Как реагировали?

— Иногда крайне эмоционально. В интернет-переписку с читателями никогда не вступал, но внутренне отказывался понимать причины критики. Например, после матча был уверен, что сыграл хорошо, а под статьей вижу комментарий: «уберите уже этого клоуна из ворот». Я загонялся, раздумывал: «как», «почему», «что не так». Это мешает.

— А как же социальные сети? В одной из них ваши фотографии с комментариями появляются Регулярно.

— Даже не знал об этом! Фото с тренировок выкладывает клубная медиаслужба, я за этим и не слежу. В инстраграмме выкладывал фотографию сам, но это было несколько лет назад. Знаю, что есть фейковые страницы Михаила Кержакова.

— Где?

— В одноклассниках, например. Как-то двоюродный брат спросил: «ты почему мне так давно не отвечаешь»? Я был изумлен. У меня вообще страницы нет, говорю. А он, оказывается, полгода там со «мной» общался. Другой случай – клубный фотограф сделал снимки на тренировке, потом подходит: «как тебе»? Он мне их тоже в одноклассниках отправил, а я даже не понял, о чем речь.

Очередь в суд

— Когда публикации о себе вызывали наибольшее удивление?

— Это было дважды – на футбольную тему и на бытовую. Когда «Зенит» Луческу тренировал, в СМИ появилась «новость» о том, что я, Лодыгин и Новосельцев ходили к президенту клуба с ультиматумом.

— Ничего себе!

— Да. Ставили вопрос так: «или мы, или Луческу». Когда это вышло, мне позвонил Томислав Рогич (вместе с Михаилом Бирюковым тренировал вратарей «Зенита» в сезоне 2016-2017 г.г.) с вопросом: «ты ходил»?

— Ходили?

— Глупость смешнее придумать сложно. Футболист поставил ультиматум президенту – сам посыл звучит абсурдно. Еще можно поверить, если ведущий игрок что-то пытается донести до руководства. Но я тогда вообще почти не играл. Смешно. История была выдумана полностью.

Михаил Кержаков. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— А вторая история?

— Это когда в «Анжи» играл. Написали, что у меня родилась двойня, и я обоих детей отобрал у жены. В качестве «доказательств» в газете опубликовали фотографии каких-то младенцев и какой-то девушки.

— Как отреагировали?

— Были мысли обратиться в суд. Но потом посоветовался с осведомленным человеком и он сказал, что связываться с желтой прессой – себе в минус. Мне объяснили, что из желающих подать в суд на это издание уже стоит длиннющая очередь. В которой я буду три тысячи первым.

— Какой вывод сделали из той ситуации?

— Можно опубликовать любую грязь и она прилипнет к человеку на годы. Меня ж до сих пор периодически об этом спрашивают. Даже после того, как прошлой весной ребенок родился, интересовались: «а два других то где»?

С новым поколением конкурировать не смогу

— Сергей Рыжиков рассказывал, что за годы работы в «Рубине» Курбан Бердыев с ним лично почти не говорил. Если были претензии и вопросы, доносил через тренера вратарей. Семак с голкиперами «Зенита» общается?

— В этом сезоне Сергей Богданович вызывал нас, мы обсуждали игровые моменты. Но это касалось участия вратарей в командных действиях, требований в конкретных ситуациях. А остальное, включая ошибки, мы обсуждаем с тренерами голкиперов. Здесь Семак нас бережет. (Улыбается)

Главный тренер

— В чем вы прибавили за время выступления в «Зените»?

— В игре ногами. Да, мне и сегодня в этом до идеала далеко. Но по сравнению периодом, когда я в «Зенит» вернулся (лето 2015 года), прогресс большой. Сегодня голкиперу без уверенной игры ногами на высоком уровне заиграть очень сложно.

— Кто из коллег в этом – номер один?

— В мире — тер Штеген, Аллисон и Эдерсон.

— Про одного бывшего вратаря «Зенита» говорили, что мог бы играть и в поле.

— Так Жевнов рассказывал, что до 13 лет его в ворота было не загнать! Настолько универсальное футбольное развитие он получил. Меня наоборот – из ворот было не выгнать. Из своего поколения кроме Игоря Акинфеева, выделю Юрия Дюпина из «Рубина». В Премьер-лиге он выступает не так долго, но сразу обратил на себя внимание сильной игрой ногами. Владеет ими настолько уверенно, что я понять не мог – Дюпин левша или правша. Пасует и выбивает одинаково сильно и точно обеими ногами.

— Сегодня юных вратарей готовят не так, как вас?

— Различия глобальные. Требования и соответственно, подбор упражнений совсем другие. Я приезжал в футбольную школу, где занимался в Петербурге (СДЮСШОР «Зенит»), смотрел тренировку – сегодня ребята готовятся совсем по-другому. Ногами они играют намного лучше. Когда это поколение массово заиграет в Премьер-лиге, конкурировать с ними не смогу. Но я к тому времени уже закончу. (Улыбается)

— Кто-нибудь из этой плеяды на высшем уровне уже засветился?

— Выделю вратаря «Краснодара» Матвея Сафонова. Присмотритесь к нему. Матвей – не только сильный вратарь, но и активный командный игрок, способный постоянно начинать атаки. Сафонов один из тех, кого в футбольной школе учили играть ногами уже в соответствии с современными требованиями.

Сборная и Евро-2020

— Вы росли на рассказах о чемпионской команде «Зенита-84»?

— Нет! Вообще почти ничего не знал. Откуда? Мы жили в Кингисеппе – там информации мало. Отец мне мог рассказать про дзержинский «Химик», за который играл, но не про «Зенит». У нас там только 2 канала показывали. За «Зенитом» следить начал, когда брат в нем заиграл – я тогда в Питер переехал.

Александр Кержаков после своего прощального матча, 2017 год. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— Сейчас родители все ваши матчи смотрят?

— Пытаюсь отгородить их от переживаний. Говорю: «пока Саша играл, вы нервов на две жизни вперед потратили. Зачем вам еще»? Папа иногда приходит на стадион. А мама обычно просто счет узнает или по ходу матча, или уже после.

— Дома о футболе дискуссии случаются?

— Однажды супруга решила высказаться после матча «Зенита». Меня тогда не поставили и она поделилась своим мнением. Но я это сразу пресек. Сказал: «Занимайся лучше своими заботами».

— Рождение ребенка на ваш режим повлияло?

— Не принципиально. Я спал отдельно. (Улыбается) Рождение ребенка повлияло на мои карьерные приоритеты. Я же покинуть «Зенит» собирался сразу после прихода Семака, еще летом 2018 –го. Тогда не сложилось, а после прошлого сезона к этой теме вернулся. Но семейные интересы перевесили – остался в «Зените». Что ни делается – к лучшему.

— В прошлом чемпионате вы сыграли только один матч. Причастность к победе почувствовали?

— Я сыграл в Ростове, когда «Зенит» уже официально стал чемпионом. Но по сравнению с 2007-м (в тот год «Зенит» стал чемпионом впервые в российской истории, а Кержаков несколько раз попал в заявку, но в официальных матчах не играл), ощущения совсем другие. Когда находишься в обойме, постоянно тренируешься с командой и тебя рассматривают первым на замену, такая роль тоже значима. И все же не как у тех, кто играл много. По сравнению с ними чувствовал себя чуть в стороне от победы. Хочется большего участия. Потому всерьез и рассматривал вариант перехода в другую команду.

— Известный тренер вратарей Виталий Кафанов говорит, что голкипер всегда должен ставить перед собой большую цель. Даже если сначала она кажется недостижимой. До чемпионата Европы осталось меньше 5 месяцев. Вы ставите задачу – попасть в сборную?

— Я предпочитаю идти шаг за шагом. Как я мог ставить задачу попасть в сборную, когда играл в ФНЛ или даже в РПЛ, но команде, которая боролась за выживание? Понимал, что это нереально.

— Сейчас то другая ситуация.

— Для этого надо хотя бы сезон отыграть.

Новости
Adblock
detector